Назад к блогу

Написана очередная главка в книге «Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ТЫ БЫЛ СЧАСТЛИВ!»
Пишу неровно. То «запоем», то по несколько дней не сажусь за книгу. Такой сейчас период — работы больше, чем возможности переводить этот опыт в слова. Пишу не последовательно. Иногда хочется переключиться на тему в разделе «ВОЗРАСТ», иногда хочется дописать найденные примеры в главу про «КАК МЫ ФОРМИРУЕМ СЦЕНАРИИ И ВЫБОРЫ РЕБЕНКА». Иногда записываю какие-то новые мысли в главу «ОСОБЕННЫЙ РЕБЕНОК».
Очень хочется, чтобы книга получилась полной. Но не бесконечной))
В этот раз утром рассуждала о том, почему умение быть смелым и справляться со страхами так важно для любого родителя.

УМЕНИЕ СПРАВЛЯТЬСЯ СО СТРАХАМИ
Это удивительное качество, которое попадает в наш список неслучайно. И мне важно описать его максимально точно. Смелость можно понимать по-разному. И как безрассудство, и как необходимость делать каждый день что-то выходящее за рамки обыденности, и как способность все время идти на риск.
Здесь, в нашем контексте, смелость понимается как способность действовать в ситуации, когда мы испытываем страх или тревогу. И оно не означает смелость как бесчувственность к страху, нет. Оно означает именно нашу способность , несмотря на парализующее действие страха или тревоги делать выбор и действовать. А страх и тревога будут с нами достаточно часто, если в нашей жизни появился ребёнок и если мы искренне хотим, чтобы он был счастлив.
С чем обычно связаны страхи родителя? Из можно классифицировать по тому, что именно страх вызывает. Это может быть здоровье ребенка, его развитие, те или иные эмоциональные реакции и проявления, успеваемость в школе, способность или неспособность к адаптации и т.д. И в этом случае список будет бесконечным.
Мне важнее показать, что природа страха имеет три источника. Первый вид страхов связан с тем, что мы не понимаем причину происходящего и, соответственно не знаем, как поступить, чтобы то или иное явление изменить или управлять им. Второй вид страхов связан с тем, что мы не можем повлиять на происходящее или нам кажется, что не можем повлиять. Зачастую – просто не знаем, как повлиять на что-то, что происходит с ребёнком и волнует нас. и третий вид страхов связан с тем, что мы боимся ошибки, боимся последствий тех или иных наших решений или действий.
Давайте рассмотрим эти страхи и нашу конструктивную способность действовать в каждом из них последовательно.
Итак, первый вызов нашей смелости – это ситуация, когда мы не понимаем точно причину происходящего и должны тем не менее действовать. Ко мне, как к психологу, чаще всего обращаются родители именно в этом случае. С запросом помочь им разобраться в причиной того, что происходит с ребенком. И, хотя найденный мной ответ часто бывает очень нетипичным, но каждый раз я понимаю, что вопрос не только в том, что родителям объективно не хватает знаний, но и в том, что у них отсутствует доверие собственной интуиции. Про знания. Да, мы, как родители, должны иметь базовые знания, связанные с физиологий, анатомией и патологией развития ребёнка. К сожалению, этому не учат в школе. И это наша обязанность такими знаниями обладать хотя бы в базовом варианте.
Второе. Мы, как родители должны иметь качественное знания относительно психологических закономерностей развития ребёнка. И если бы это было не так, я бы не писала сейчас эту книгу. Это очень важно, понимать, как развивается Ваш ребенок и какие именно качественные изменения несет в себе каждый возраст и какие задачи ребёнок в нем решает. И это только одна сторона. Потому, что знания – это не отдельное озарение, которое снисходит сверху на отдельных великих ученых, а они уже делятся с нами этими откровениями. Это не так. Эти знания получены из реальной практики наблюдений за реальными детьми. И мы, как родители, ВСЕГДА знаем на самом деле, что же происходит с ребёнком. Знаем не на уровне диагноза на латыни или научного объяснения. Знаем интуитивно, потому, что интуиция – это эмоциональный способ познания мира, в отличие от рационального способа его познания, который используется наукой. Любая науке построен так: сначала интуитивная догадка выносится в гипотезу, а потом она проверяется объективными научными методами и закрепляется статистикой. Это не значит, что не надо ходить к врачам или психологам и полагаться на только на собственную интуицию, нет. Но доверять интуиции надо. Потому, что именно вы, как родитель намного лучше, чем остальные эмоционально настроены на своего ребенка.
Приведу пример. Мама и папа после инцидента разъехались. Точнее, мама после конфликта с недопустимым для нее поведением мужа взяла сына четырех лет и переехала с ним на съемную квартиру. Сын продолжал видеть отца, который водит его по утрам в детский садик в некоторые дни по договоренности с мамой. Но у мальчика в течение двух месяцев после этого события начали появляться и усиливаться симптомы: отсутствие желания играть с детьми в садике, тревожность, плаксивость, панические атаки ночью, рвота… Встревоженная мама обратилась ко мне. Я начала с того, что спросила маму, как она сама видит причину того, что происходит с сыном. И мама совершенно отчетливо ответила, что именно конфликт, который бел для ребёнка шоком, стресс переезда, нарушение привычного уклада жизни, когда есть в семье папа и мама и он все время вместе, и любовь мальчика к каждому из родителей, его желание, чтобы все стало как прежде, не принятие ситуации, нежелание, чтобы все менялось и стали причиной симптомов. Да, мы всегда это понимаем не хуже психолога. Я спросила маму, как она бы воспринимала ситуацию, если бы была на месте ребёнка, а не на месте обиженной женщины, какой она сейчас и является. И она достаточно ясно воспроизвела переживания мальчика и сказала, что его симптомы ей понятны. Что они вызваны тем, что он разрывается между мамой и папой и отказывается принять ситуацию, так выражая свой протест. И дальше нам с мамой было не сложно смоделировать несколько вариантов ее поведения, которые тоже не открыли ничего принципиально нового, но проговоренные с психологом дали ей уверенность и ясность, сняли страх и дали возможность действовать:
— никогда не говорить с сыном о папе плохо. Это разрывает ребёнка. Он любит папу. И когда мама говорит о папе плохо, он «предаёт» папу, соглашаясь с мамой. Но если он не соглашается с мамой, то он «предает» маму, которую он тоже очень любит.
— поговорить с мужем, чтобы он не говорил плохо о маме. По причине, указанной выше. Это разрывает ребенка, который любит каждого из родителей и в 4 года ощущает себя как неразрывное целое, состоящее из папы и мамы.
— раз в неделю (или чаще) устраивать мероприятия «на троих» (это было возможно в данной ситуации и вполне экологично для этой семьи) – прогулки, походы в кафе или на аттракционы.
— самой маме решить, что она хочет. Ждет ли она, что муж извиниться и она готова налаживать отношения дальше, или она приняла окончательное решение и будет строить жизнь без него. Судя по симптомам ребёнка, у нее окончательного решения нет и ребенок «помогает» ей свей симптоматикой его принять, внося свой вклад в восстановление семьи.
И это не был вопрос особых знаний или откровений. Это был вопрос готовности мамы услышать свой внутренний голос и выделить то, что для нее являлось важным. Вопрос того, как отделить обиду от решения на всю жизнь. Как принять поведение своего ребенка, как того, что это решение для себя видит единственным образом, совершенно закономерным для четырёхлетнего малыша.

Вторая причина страхов – ситуации, когда, как нам кажется, мы на ситуацию повлиять не можем. Не хочется говорить напыщенные слова. Но я совершенно точно знаю, что пока мы живы и жив наш ребенок, можно поменять любую ситуацию. Любую. Может быть не так, как мы бы мечтали и не в той степени, в какой нам бы хотелось. Но поменять можно всегда. Даже когда болезнь или зависимость, даже когда уже нет понимания или контакта. И здесь только два вопроса. Первый про то, чтобы понять, что мы не можем поменять ситуацию ТОЛЬКО исходя из нашей картинки, какой она должна быть по нашем мнению. Да, так ситуацию поменять нельзя. Всегда надо понимать, что мы хотим на самом деле – определенную картинку или то, чтобы наш ребенок был счастлив и мы тоже. И второе. Надо отдавать себе отчет, что это только Нурофен начинает действовать в течение 40 минут. В психике перестроения происходят не так быстро. И если там что-то закрепилось, значит это было лучшим выбором для психики на тот момент. И чтобы возникли новые способы поведения или новые психические феномены, нужно время. Нужно, чтобы это новое, стало для психики лучшим и безопасным выбором. То есть нам, как родителям нужно огромное терпение и умение менять свое поведение, ища эти лучшие для ребёнка варианты. На формирование нового навыка уходит 3 недели, на формирование нового стиля поведения, основанного на новом выборе, приводящем к другим эмоциональным паттернам – 9 месяцев.
Например. Частым симптомом для возраста 9-11 лет является падение мотивации в целом и падение интереса к учебе в частности. Родители, испробовав «все средства», включая контроль экранного времени, уговоры, наказания и совместное приготовление уроков, нарисовав ужасную картинку ужасного будущего ребенка и почувствовав свое бессилие обращаются к психологу. С запросом. Как отсутствие мотивации к учебе превратить в наличие мотивации к этой же учебе в этом же классе в этом же контексте жизни ничего не меняя? Потому, что они отчаялись. Отчет: «Никак!» Никак нельзя решить эту задачу с такими условиями и вводными. И их страхи, что они никак не могут воздействовать на ситуацию при такой формулировке оправданы. И их отчаяние понятно. Поэтому в любом таком случае, когда вы сами сформулировали ситуацию, как не-решаемую в принципе, стоит потратить усилия на то, чтобы сформулировать ее так, чтобы она попала в сферу вашего влияния. И в этом конкретном случае, который мы будет еще разбирать с вами в разделе про возраст, предподростковый возраст 9-12 лет, вопрос надо менять. Так, чтобы задачка была решаемая. Это может быть вопрос:
— как поднять мотивацию ребёнка в целом? Не только на выполнение уроков, а вообще его мотивацию. Как вызвать его интерес? Потому, что интерес к чему-либо он освещает всю жизнь, и этот огонек способен вырасти в огромный костёр мотивации в целом, в том числе и к учебе.
— что происходит в жизни ребёнка, если единственное интересное занятие – это телефон или компьютерные игры? Что должны сделать мы, как родители для обогащения среды его взросления?
— несет ли школа ответственность за мотивацию ребёнка? Или нет? Если нет, то кто несет эту ответственность? Родители? И как вы это делали последние три-четыре года? Качественно? Или никак? Обычно результат соответствует приложенным усилиям. И что теперь стоит вам сделать, чтобы начать нести эту ответственность? И знаете ли вы, о чем мечтают дети в этом возрасте? И как вы можете стать проводниками их мечты?
— какая у вас главная цель: обеспечить окончание школы «без троек»? Или какая-то другая? Какая она, ваша воспитательная цель?
Все эти вопросы снимают страх, связанный с беспомощностью, но перекладывают большую ответственность на родителя за разрешение ситуации, что часто вызывает сопротивление. Ведь быть беспомощным и разводить руками намного проще, чем ответить на все эти заданные вопросы.

Третья причина страхов – страх пере будущим. Страх, что сделанные вами выборы или ваше поведение, ваши эмоциональные реакции или неспособность договориться с супругом по вопросам воспитания приведут ребенка к негативным последствиям. Да, это так. Мы все родом из детства. На каждого из нас огромное влияние оказали наши родители и среда в которой мы росли. И мы сами живем, проделывая работу по коррекции тех установок и лечению тех травм, которые пришли с нами из детства. И те, кто такую работу проделывает намного сильнее, чем те, кто вырос в розарии, где все было гладко и правильно. Здесь очень важны два момента. Первый – наше понимание и признание перед ребёнком и самим собой того, что каждый из нас несовершенен. Каждый – субъективен. И никто не претендует на то, что знает истину в последней инстанции. Тогда мы оставляем за ребёнком право переписывать те страницы его жизни, которые ему мешают или сказываются на нем негативно. А для этого нам очень нужна компетенция «рефлексия и осознанность», которая позволяет нам удерживать взгляд на себя со стороны.
И второе. Есть огромная сила, которая намного важнее в воспитании, чем самые верные с научной точки зрения приемы воспитания. Это наша любовь. Любовь безусловная к нашему ребенку. И именно она является лучшей и единственной гарантией того, что все, что мы делаем, воспитывая его, сделает его счастливым.

Клиенты: