Назад к блогу

Не помню – случилось ли это со мной в какой-то определенный момент моей жизни или так было всегда. Сидишь в школе, переворачиваешь страницы бесконечной тетради, старой потрепанной тетради с помарками и оценками и понимаешь – скоро она закончится! И тогда… Будет новая тетрадь, новые белые еще пока листы — новая жизнь… Обожала подписывать тетради. Как будто и правда – это твоя новая биография, никак не связанная с прошлой. И ты здесь можешь… все, что угодно! Все будет иначе, все пойдет по-другому, ты сама станешь другой. Совсем другой. Просто потому, что старая тетрадка – в мусор. А новая – это другая история с чистого листа.
Всегда хотелось уехать в другой город. Особенно, когда было тяжело. Но иногда и просто так, даже когда все шло своим чередом. Уехать, стать частью нового незнакомого места. Найти совсем другую работу, расставить незамысловатые новые вещи в новом твоем жилье. И стать здесь тем… да не важно кем. Тем, кем здесь нужно стать. Можно санитаркой в больнице или доме пристарелых. Няней в детством садике. Или садовником. Или курьером на велике, который развозит по пригородным домикам письма и газеты тем, кто там живет. И смотреть вокруг, выбегать к морю, вдыхать новый воздух полной грудью так, как будто ты вообще начала дышать только сейчас, чувствовать под ногами новые дороги. Жить полной новой жизнью, как будто ты только что родилась заново. И точно знать – ты часть этого места пока. Пока не переменится ветер на восточный… А там – новый мир, новые края. И новая ты. Совсем с нуля. Такая, какой ты еще никогда не была. Не врастая нигде, не привязываясь сердцем, такая перекати-поле, которая улетает дальше замысловатым маршрутом, как только переменится ветер, но умеет врасти в землю в минуты затишья. И жить так, как будто это навсегда, зная, что таких «жизней навсегда» будет столько, сколько тебе отпущено…
Потом был триатлон. И в нем было это отдельно счастье. Счастье быть вечным путником. Прилетать в новое место, становиться его частью, начинать в нем все сначала – расставлять во своем временном жилище свои временные вещи, влюбляясь в него только для того, чтобы покинуть его через пару недель, унося в сердце тоску по его дорогам, по его вулканам, по его хижинам, лесам, пустырям или небоскребам. И по своей жизни, уже почти сотой новой жизни, которую ты прожила там. И теперь ты опять просто птица, которая вьет свои временные гнезда и снова и снова выбирая свободный полет.
Это ощущение возможности прожить много жизней, оставить все без малейшего сожаления позади, без оглядки, начав все сначала, не оглядываться, никогда ни о чем не сожалеть. Жить так, как будто нет прошлого, но есть только будущее, идти только вперед и никогда не оглядываться, может быть было моим самым главным счастьем, моей навязчивой мечтой, моим откровением про то, что все, что у меня есть настоящего я всегда беру с собой и оно там, внутри меня, а все остальное – не важно. И нет смысла и истины в прошлом. Как не существует и самого прошлого. А есть только сейчас, в котором ты можешь быть кем угодно. И есть будущее – новая тетрадь, новая белая страница, которую ту испишешь, а потом без сожаления перевернешь или вырвешь, отдав порыву нового ветра.
И вот он! Мой момент настоящей жизни. После двух лет ада. После двух лет жизни в чужой сказке. В сказке, в которую, как ни старалась не могла себя вписать и даже поверить в ее реальность. В сказке, где главные герои – судебные приставы и суды, адвокаты и отдел по работе в просроченной задолженностью. И я не могла никак воспринимать всерьез то, что там происходит. И не играла в их игры по их правилам. И для меня не было никаких огромных выплаченных им денег. Но была тюрьма, в которую они меня заключили, заставляя играть с ними по их правилам.
И вот последний штрих. Нотариус просит выйти в коридор всех, кто пришел со мной. Всех персонажей этого триллера, порожденного фантазией Кафки и средневековой инквизиции, и я остаюсь с ней одна.
— Вы понимаете, какой документ Вы подписываете? Вы понимаете, что с этого момента у Вас больше нет прав на эту недвижимость? Что все выплаченные банку сотни тысяч долларов переходит к нему полностью без права их оспорить или каких-либо Ваших претензий?
— Конечно. Я все понимаю. И это – лучшее, что сейчас со мной может случиться. Да!
Я выхожу из банка И… как же давно этого со мной не было! Солнце. И подсыхающая, но еще такая голая земля. Которая покроется, скоро, покроется травой. И на деревьях вырастут молодые листочки. Сначала робкие, а потом – целая крона. И в них поселится ветер. И будет новая жизнь. И будет весна и лето. И осень зашелестит желтой пряной листвой, запах которой не переда пока ни один парфюмер. И буду я. Просто я. С поставленной точкой, которая стремительно удаляется в прошлое. Абсолютно свободная. И опять, как в моих мечтах — абсолютно лишенная чего-либо, взятого из прошлого, кроме самой себя. Без собственности на недвижимость, без долгов и кредитов, без обязательств и без сожалений. Но только с надеждой. И новой чистой страницей. Наедине со своим будущим, только с ним. В которое , как всегда я не возьму ничего из прошлого, кроме того, что могу унести внутри. И это огромное счастье свободы и новой жизни. Снова открытых перед тобой всех возможностей.. это и правда – лучшее, что может со мной случиться. То, за что я готова заплатить любую цену. Мое новое будущее. Ненаписанная пока белая страница.

Клиенты: