Назад к блогу

Продолжаю тему детско-родительских отношений вот таким непростым вопросом.
Эта узкая тема. С одной стороны. С другой — мимо нее совсем пройти нельзя. Не было еще никого на моей памяти, кто бы эту тему миновал. Просто потому что жизнь — она конечная.
Так получилось, что за две недели я трижды в очень непохожих ситуациях очень разным родителям детей дошкольного и младшего школьного возраста отвечала на вопросы, связанные с темой смерти в процессе взаимодействия с ребенком. И, несмотря на то, что ситуации и родители были разными, выделилось несколько общих моментов. Ими и поделюсь.

1. Любой ребенок в определенном возрасте задает родителям вопросы о рождении и смерти. И вопросы эти оказываются для родителей не самыми удобными. Чаще всего такие вопросы возникают, когда ребенку от четырех до шести лет. Почему?
Именно в это время он активно начинает устанавливать связи прошлое-будущее-настоящее. То есть темы рождения, жизни и смерти часто попадают в его поле зрения. Он начинает задавать соответствующие вопросы, включает эти темы в свои игры, его внимание привлекают определенные события в реальных историях и сказках. Если в этот период в семье случается некое травматическое событие, то интерес к этой теме может стать сильнее. Но высокий
интерес и сильное эмоциональное переживание надо разделять. Это не одно и то же. Если речь идет о переживаниях — это отдельная тема. Если же просто об интересе, о внимании к теме — то все в порядке.Мы просто находимся на соответствующем этапе развития;

2. Родители часто говорят, что их беспокоит, что тема смерти в играх или вопросах ребенка становится навязчивой. Повторяется. И это нормально. Ведь родителей не задевает то, что ребенок просит
прочитать одну и ту же сказку по многу раз. Или неоднократно сыграть с ним в какую-то игру. Этот механизм — повторение,персеверация — играет очень важную роль в процессе обучения в этом возрасте. Да и в любом другом. Просто тема смерти вызывает
у взрослого другие переживания и реакции, и ее повторение в играх и вопросах ребенка — тоже. Но для ребенка она часто такая же по эмоционально-смысловому окрасу, как и сотая просьба прочитать
сказку про Колобка. Если все же это окрашено эмоционально сильно, то стоит решать этот вопрос отдельно;

3. Сами родители уже выработали какое-то эмоциональное отношение к вопросу смерти. И это всегда очень сильно переживание. Не стоит наделять, проецировать на ребенка, ставить знак равенства
между тем, что значит оно для вас и для него. Часто родители видят это через призму своего чувства и понимания;

4. Когда родители переживают от того, что тема смерти оказалась в центре внимания ребенка, я всегда удивляюсь, почему же не беспокоятся те родители, дети которых не интересуются данным вопросом. Беспокоиться должны в большей степени они. Потому, что в итоге — это симптом, знак формирования у ребенка определенных психологических функций, его развития. И именно понимание того, что все имеет конец, всегда было в разы острее у тех, кто создавал
художественные шедевры, писал прекрасные тексты, делал научные и философские открытия, двигал вперед цивилизацию.
Любовь и смерть всегда были главными темами и движущими силами всего прекрасного, умного, глубокого и нового, что делалось человечеством;

5. Если родители обращаются ко мне с вопросами, пусть даже продиктованными сложными ситуациями в семье, по поводу того, что для их ребенка тема смерти стала важна (неважно, эмоционально или рационально), то для меня это симптом. Симптом того, что сами родители для себя этот вопрос еще не решили. Ведь есть масса вопросов, которые ребенок уже успел задать им с самого рождения. Но они пришли ко мне, выбрав из всей этой тысячи вопросов только один. Почему? Потому что они нашли слова, объяснения, ответы на все другие вопросы. На все 999 остальных — нашли. Потому что они знали эти ответы и просто адаптировали их для ребенка. И если они не могут найти правильного ответа на этот вопрос, чтобы что-то сказать ребенку или верно на него отреагировать, это значит, что сами они с ним до конца не разобрались. Для самих себя. А было бы неплохо это сделать. Ведь любая религия, философия, зрелая
жизненная позиция, в конце концов, практически полностью построена именно вокруг ответа на этот вопрос. Именно на этот. Православие и иудаизм, мусульманство и буддизм, даже атеизм отличаются между собой ответом на него. Все остальное строится
уже вокруг это главного ответа. А значит, родителю стоит сперва дать ответ себе. Найти его для себя. И потом его уже не затруднит поиск правильных слов, чтобы разъяснить свою позицию ребенку на доступном для него языке. Он это делал уже очень много раз по
всем другим вопросам. И нет ничего сложного в том, чтобы донести до пятилетнего ребенка библейское понимание жизни и смерти или теорию эволюции по Дарвину.
В общем, вопрос не к Дарвину. Вопрос к нам.

Клиенты: